?

Log in

No account? Create an account
издательский проект "Воймега" [entries|archive|friends|userinfo]
издательский проект "Воймега"

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

(no subject) [Jun. 21st, 2012|11:25 pm]
издательский проект "Воймега"
[Tags|]

rabkor.ru / новости
Московский счёт: победа одного издательства9-го июня на IX Vосковском открытом книжном фестивале состоялось очередное (так же девятое по счёту) вручение поэтической премии «Московский счёт». Название красноречивое: отсылающее к «Гамбургскому счёту» - премия таким образом намекает на свою честность, равноудаленность от любых поэтических группировок и неподкупность своей счётной комиссии.
http://www.rabkor.ru/review/book/13358.html
link3 comments|post comment

неофициальное [Jun. 10th, 2012|10:19 am]
издательский проект "Воймега"
[Tags|]

"Воймега" поздравляет Ивана Волкова, Нату Сучкову и Андрея Чемоданова с победой в "Московском счёте"! Спасибо, друзья, за ваши книги!
Андрей, твоей книге совсем немного не хватило до лауреатства, не расстраивайся сильно. Ты прекрасен.
linkpost comment

Московский счёт-2012 [Jun. 10th, 2012|09:44 am]
издательский проект "Воймега"
[Tags|]

Оригинал взят у dpdmitriev в Заключительный пресс-релиз
9 июня 2012 года на Московском международном открытом книжном фестивале в Центральном доме художника состоялось очередное вручение профессиональной поэтической премии «Московский счёт» за лучшую поэтическую книгу года.
В список премии было включено 115 книг, выпущенных московскими издательствами за период с 1 января по 31 декабря 2011 года. В голосовании приняли участие 145 московских поэтов, представляющих разные литературные течения и поколения.
По итогам голосования лауреатом Большой премии стал Иван Волков. Его книга «Стихи для бедных» (издательство «Воймега») набрала наибольшее количество голосов. Лауреату была вручена Бронзовая арка Арбатского двора работы скульптора Георгия Франгуляна и денежное вознаграждение.
Приза официального партнера премии – группы компаний «Новард» – были удостоены книги Александра Тимофеевского «Ответ римского друга» («Время») и Максима Амелина «Гнутая речь» («Б.С.Г.-Пресс»).
Книга Максима Амелина также была отмечена Специальной премией наряду с книгой Наты Сучковой «Деревенская проза» («Воймега»). Лауреатам было вручено денежное вознаграждение.
Лауреатом Малой премии стал Кирилл Корчагин. Его книга «Пропозиции» («АРГО-РИСК» и «Книжное обозрение») набрала наибольшее количество голосов среди дебютных книг. Лауреату было вручено денежное вознаграждение.
Дипломами «Лучшие книги года» удостоены авторы книг, набравших по итогам голосования наибольшее количество голосов: Андрей Чемоданов – «Я буду все отрицать», Ирина Шостаковская – «Замечательные вещи», Виктор Коваль – «Особенность конкретного простора», Михаил Айзенберг – «Случайное сходство», Николай Байтов – «Резоны», Елена Фанайлова – «Лена и люди», Ольга Седакова «Стихи», Аркадий Штыпель «Вот слова», Иван Ахметьев «Ничего обойдется», Мария Рыбакова «Гнедич», Алексей Порвин «Стихотворения», Сергей Шестаков «Схолии». Традиционно лауреатам и дипломантам вручались ананасы и шампанское, а также поэтическая антология «Московский счет. 2003-2011».
Дипломами «Лучшие книги года» были отмечены также все московские издательства, выпустившие книги лауреатов: «Воймега» «Новое издательство», «АРГО-РИСК» и «Книжное обозрение» (по 3 книги), Б.С.Г.-Пресс, и «Русский Гулливер / Центр современной литературы», «Новое литературное обозрение», «Время», Русский Фонд Содействия Образованию и Науке, «Самокат» и «Atelier Ventura».
Автор идеи, координатор премии – Евгений Бунимович
Ответственный секретарь – Дмитрий Дмитриев
Официальный партнер – Группа компаний «Новард».
10 июня, в 17.00 в шатре «Херсонес» состоится презентация поэтической антологии «Московский счет. 2003-2011» (М., О.Г.И).
link2 comments|post comment

Мария Галина о книге Александра Сороки [Jun. 9th, 2012|02:39 am]
издательский проект "Воймега"
[Tags|, ]

"Арион", 2006, №4

http://magazines.russ.ru/arion/2006/4/ash23-pr.html

...Автор, человек веселый и умный, играет с читателем. Он, как и положено хорошему поэту, уникален. Уникальность эта — и в той легкости, с которой он меняет маски, и в точности образов при их кажущейся небрежности, а главное — в редкой для нынешних времен “взрослой” авторской позиции — отстраненно-ироничной и в то же время пристально внимательной. “Он”, “Она”, “Мы” — частые персонажи в его стихах. “Я” в авторской речи — очень редко. Сорока словно растворяет себя в своих персонажах, и даже в пейзажах:

Надевал на ручеек ошейник. Ручеек не залаял.
Все бормотал, своим путем продолжался.
Из леса на луг, там, обтекая осеннее, палое, сухое,
игрался ребенком.

Еще трава не зелёна, солнце маленько. Снег еще.
Ручеек игрался снегом. Снег на вкус полынь.
Трава еще прошлая.

"Акынство" Сороки полагает своим источником и своей конечной точкой мудрость дзен. А, если верить книгам, дзен — это не религия, не догма и не вероисповедание. Это не духовный поиск и не философское течение. Главный принцип, на котором строится дзен: все в этом мире находится на своих местах.
linkpost comment

Владимир Кочнев о стихах Андрея Чемоданова и Олега Дозморова [Jun. 9th, 2012|02:28 am]
издательский проект "Воймега"
[Tags|, , ]

"Арион", 2010, №4

http://magazines.russ.ru/arion/2010/4/ko18.html

...Герой-маргинал не новость, но хороших стихов на эту тему написано не так много. Чемоданова отличает экзистенциальная глубина, способность в короткой форме выразить и свои взаимоотношения с окружающим, и нечто большее — лежащее за его пределами: “смерть / отворачивается от меня / с чем-то похожим на отвращение / да что там смерть / даже менты и те / прячут глаза / лишь незнакомец в образе алкаша / говорит пойдем дернем одеколона / а я козел / поступаю с ним так же / как смерть со мной”.
<...>
Конечно, тут вспоминается и Лианозовская школа, в частности Игорь Холин с его непримиримым и жестким взглядом на окружающие реалии. Но в мире Холина совсем нет нежности, нет добра, нет самоиронии, только добро от обратного, только непримиримое отвержение жизни. При всем уважении к классику барачной поэзии, смеем утверждать, что в стихах Чемоданова больше поэзии как таковой, да и верлибр более подходящая форма для прямого высказывания, не надо тратиться на рифмы и ритм.
Чемоданов пишет о живом и мертвом. Жизнь противопоставляется смерти. Смерть не столько физическая, сколько своего рода прижизненное небытие, тоска, существование, поглощенное бессмысленной суетой.
_______________________________________________________________________

...Дозморова этого периода отличает особое внимание к грани жизнь-смерть, предчувствие катастрофы (смена тысячелетий как-никак). Тонкие (и очень точные) пейзажные описания переплетаются с душевными метаморфозами:

Ты снилась мне в каком-то сне двойном:
сначала света резкий перелом
твое дневное смял изображенье,
и сразу поменялось освещенье.
И стала как бы ночь. И ты была
за пеленой из темного стекла,
и там, где, извиваясь, тьма лежала,
душа моя молилась и дрожала.
Тут очевидна связь с девятнадцатым веком русской поэзии (Тютчев, Баратынский) и одновременно с началом двадцатого — Георгий Иванов, в творчестве которого явственно отразилось чувство катастрофы, смены эпох. <...>
В стихах более позднего периода для Дозморова характерно сталкивание двух начал. С одной стороны — культурного, поэтического, с другой — обывательского.



* Книга Олега Дозморова "Смотреть на бегемота" выйдет в "Воймеге" в ближайшее время.
linkpost comment

Леонид Костюков о стихах Ирины Ермаковой [Jun. 9th, 2012|02:14 am]
издательский проект "Воймега"
[Tags|, ]

"Арион", 2008, №1

http://magazines.russ.ru/arion/2008/1/ko24.html

Поэт начинается всерьез, когда начинает меняться. С риском проиграть. И, главное, без всякого отрефлектированного замысла — низачем и нипочему. Своеобразная охота к перемене мест. На это можно возразить, что как правило меняется человек, а поэтическая эволюция — следствие и отражение глубоких личностных процессов. Но есть уверенность, что иногда наоборот; и если человек в первую очередь — поэт, то его преображение как раз начинается с творчества и постепенно захватывает его существо. Похоже, именно так случилось с Мандельштамом.
А в итоге и нас захватывает пройденный поэтом путь.
Все эти соображения прямо относятся к Ирине Ермаковой, к ее "Нагатинскому циклу", середине и стержню ее новой книги "Улей..."
.
linkpost comment

Мария Галина о книге Яна Шенкмана [Jun. 9th, 2012|02:10 am]
издательский проект "Воймега"
[Tags|, ]

"Арион", 2008, №4

http://magazines.russ.ru/arion/2008/4/to25.html

Шенкман — поэт “закрытый”, мрачноватый и мизантропический; его лирический герой не то чтобы сознательно остается в тени, но с подозрением относится к “свету”. Тем трогательней неожиданные срывы в человечность, в сильные, открытые чувства:

сегодня ночью тишина
вращала мной с нездешней силой
и узнавая голос милый
я оборачивался на
ее необъяснимый голос
не понимая где она
и ждал испытывая голод
и если возвращался звук
готов был у нее из рук
готов был у нее из рук

Экспрессионизм не столь уж частое явление в нынешней поэзии — в этом плане поэтика Шенкмана заполняет некую культурную лакуну и, возможно, со временем будет все больше востребована.
linkpost comment

Артём Cкворцов о книге Дениса Новикова [Jun. 9th, 2012|02:04 am]
издательский проект "Воймега"
[Tags|, ]

"Новый мир", 2007, №6

http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2007/6/sk15-pr.html

Цитатный пласт поэзии Новикова — отдельная интереснейшая тема. В поэзии позднесоветского андеграунда, особенно у авторов, знакомых с опытом концептуализма, густая цитатность обретала почти обязательный характер. Новиковские игры с аллюзиями и реминисценциями своеобразны, они отличаются и от центонного пиршества Т. Кибирова или М. Сухотина, и от черного юмора жонглирования штампами у А. Еременко, и от метода хирургически точного, естественного вплетения цитат в ткань собственного стиха до полной их неразличимости у С. Гандлевского.
Новиков не часто воспроизводит клише и раскавыченные цитации буквально. Обычно он легко наслаивает аллюзии, как волны в океане, и они переливаются, мерцают, подталкивая одна другую. В то же время цитатность у него внешне намеренно сглажена, стыков и швов не видно. Вот отдельные примеры.
“Учись естественности фразы / у леса русского, братан, / пока тиран кует указы. / Храни тебя твой Мандельштам”, — начинает Новиков ядовитое восьмистишие. Л. Леонов с “Русским лесом” здесь маловероятен, хотя кто знает. Б. Окуджава (“Пока безумный наш султан / сулит дорогу нам к острогу…”) уже ближе, но это тоже скорее “мерцающая”, не вполне отчетливая аллюзия. Однозначен прямо названный Мандельштам (“Как подкову, дарит за указом указ — / Кому в пах, кому в лоб, кому в бровь, кому в глаз”), по-пушкински воспринимаемый в качестве талисмана (“Храни меня, мой талисман...”), только одушевленного и обладающего именем собственным. Но этот катрен — и саркастический отклик на строки Д. Самойлова: “Учусь писать у русской прозы, / Влюблен в ее просторный слог, / Чтобы потом, как речь сквозь слезы, / Я сам в стихи пробиться мог”.

В одном из самых значительных стихотворений, “С полной жизнью налью стакан…”, аттестуя себя как “обломок страны, совок”, Новиков не случайно скрыто цитирует почитаемого в его поэтической компании А. Галича. Оскомина советчины не оставляет поэта, даже когда он говорит о сугубо внутренних проблемах: “Десять лет проливных ночей, / понадкусанных калачей, / недоеденных бланманже: / извиняюсь, но я уже”. Ср.: “Меню государственного обеда: // Бламанже. / Суп гороховый с грудинкой и гренками. / Бламанже! / Котлеты свиные отбивные с зеленым горошком. / Бламанже!! / Мусс клубничный со взбитыми сливками. / Бламанже!!! // — Вы хотите / Бля-ман-же? // — Извините, / Я уже!” (“Письмо в 17-й век госпоже моей Хелене”.)
Цитатность Новикова — речь свободного в литературном отношении человека. Например, в “Стансах ко времени № 2” ему в восьми строчках удалось слить воедино принципиально разные источники:

Ах, жизнь моя, печальные дела.
Мне никого и ничего не жалко.
Мне жалко вас, лопата и пила,
в масштабе от плетня до полушалка.

Мне жаль себя. А впрочем, все хандра.
Бегут ребята на пожар эпохи.
И воробей летейский сыплет крохи
голодным людям. Это ль не игра?

Тут и есенинская тоска, и пастернаковский (а затем и самойловский) полушалок, и воробей Катулла, и элегический отзвук витальной силы Чухонцева: “…все заняты своей игрой. / Иной раз выйдешь за газетой / или собаку прогулять, / глядишь — а день такой отпетый, / что шапку норовит сорвать! — / торчит из снега остов елки / в квадрате голого двора, / скрипит белье, летят иголки — / вот это, думаешь, игра!”
linkpost comment

Светлана Аксенова-Штейнгруд о книге Ирины Ермаковой [Jun. 9th, 2012|01:56 am]
издательский проект "Воймега"
[Tags|, ]

"Октябрь, 2008, №7

http://magazines.russ.ru/october/2008/7/aks.html

Что делает поэт? Он присваивает – зрачками, ушами, всем своим существом – "Улей Господень". И создает свою Вселенную. Но не соревнуется с Творцом, а только пытается почувствовать, понять, ощутить себя частью этого мира, обозначить свою причастность к нему – Словом, которое тоже не изобрел, а вытянул из хаоса других слов и звуков, сделал своим. Ведь только то, что – твое, найденное, спасенное, личное, ты можешь подарить другому. Сборник завершает стихотворение, ключевое для понимания творчества Ермаковой:
Отсутствие метафор видит Бог.
Он всякое безрыбье примечает.
Листая, он скучает между строк,
А то и вовсе строк не различает.
Но если лыком шитая строка
Нечаянно прозрачно-глубока,
Ныряет Бог и говорит: “Спасибо”,
Он как Читатель ей сулит века
И понимает автора, как Рыба.
linkpost comment

Даниил Чкония о книге Ирины Ермаковой [Jun. 9th, 2012|01:50 am]
издательский проект "Воймега"
[Tags|, ]

"Дружба народов", 2008, №9

http://magazines.russ.ru/druzhba/2008/9/ch15.html

Наивный, не сознающий своего несчастья дурачок, колотящаяся над ним мать, сопереживающие соседи, среди которых скромно присутствует и сам автор:

А когда из окна обварили его кипятком,
стало видно во все концы света — в любые дали,
в ожидании скорой весь дом сбежался, весь дом,
битый час, кружа, жужжа и держа Наталью.

И когда, Господь, Ты опять соберешь всех нас,
А потом разберешь по винтику, мигу, слогу,
Нам зачтется, может, юродивый этот час,
Этот час избитый, пока мы любили Гогу.

Куда еще мощней?! Мне хочется поместить Ирину Ермакову и ведомый ею ряд ее героев на полотно Гентского алтаря братьев Ван Эйков, в этот преображенный Божий мир, в эту живую жизнь, где им и есть место.
linkpost comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]